100 великих изобретений - Часть 21

Рейтинг пользователей: / 34
ХудшийЛучший 
Познавательное
Содержание
100 великих изобретений
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12
Часть 13
Часть 14
Часть 15
Часть 16
Часть 17
Часть 18
Часть 19
Часть 20
Часть 21
Часть 22
Часть 23
Часть 24
Часть 25
Часть 26
Часть 27
Часть 28
Часть 29
Часть 30
Часть 31
Часть 32
Часть 33
Часть 34
Часть 35
Часть 36
Часть 37
Часть 38
Часть 39
Часть 40
Часть 41
Часть 42
Часть 43
Часть 44
Часть 45
Часть 46
Часть 47
Часть 48
Часть 49
Часть 50
Часть 51
Часть 52
Часть 53
Часть 54
Часть 55
Часть 56
Часть 57
Все страницы

Интерес радиоинженеров к Луне не случаен. Дело в том, что только ультракороткие волны пригодны для телевизионной связи и высококачественных радиопередач, но как раз на этих-то волнах трудно перекрывать большие расстояния. Если же воспользоваться лунным диском в качестве зеркала для радиозайчиков, посылаемых с Земли, то передачи можно будет принимать на всем полушарии, обращенном к Луне. К сожалению, немедленно воспользоваться Луной для организации всемирного телевидения невозможно. Виной тому шарообразная форма Луны: ведь разные участки лунной поверхности будут находиться на разных расстояниях от передающей станции, а значит, сигналы, отраженные от Луны, исказятся, растянутся. Теоретически, если учесть, что импульсу, отразившемуся от наиболее удаленной точки, придется пройти расстояние на два лунных радиуса больше, чем импульсу, попавшему Луне «в лоб», продолжительность сигнала должна увеличиться в тысячу раз. Правда, в действительности импульсы растягиваются всего в 30 раз, так как отражающая поверхность занимает только центр лунного диска. Но даже такие сигналы использовать почти невозможно. Вспомните, какая звуковая неразбериха возникает в пещере с гулким эхом, если выкрикивать слова непрерывно. Чтобы их различить, нужно говорить медленно, дожидаясь каждый раз, пока эхо затихнет. Точно так же и в случае с Луной. Скорость передачи придется сильно замедлить, а это сделает межпланетное телевидение невозможным.

Два московских ученых, Н. И. Калашников и В. А. Смирнов, изобрели недавно оригинальным способ, позволяющий во много раз повысить скорость радиопередач через Луну. По мысли ученых, каждый отдельный сигнал передатчика заменяется двумя такими же сигналами, но передаваемыми на разной частоте и с небольшим интервалом по времени. После отражения от Луны сигналы нужно принять, усилить и направить в специальное разностное устройство. Здесь один импульс вычтется из другого, в результате растянутые «хвосты» передаваемых импульсов скомпенскруются и вредное растяжение сигналов удастся ликвидировать. Новое изобретение — значительный шаг на пути космической радиосвязи. Оно заметно приближает то время, когда телевизионное изображение, отразившись от лунного диска, рассыплется по голубым экранам сотен миллионов телевизоров. На поводу у звезды Современный астроном часто превращается в фоторепортера Вселенной.

Его аппарат — оптико-механический шедевр, который совершенствовался на протяжении трех с половиной столетий. Время отполировало конструкции телескопов, но астрономов влекут все более отдаленные закоулки космоса, интересуют все более загадочные черты в облике, биографии, поведении небесных тел. И телескоп приходится улучшать вновь и вновь. Астрономическое фотографирование — работа скрупулезная. Телескоп наводится на объект с помощью специального видоискателя. Это гид — маленький телескоп, жестко скрепленный с основной трубой. Окошко гида, как оптическое поле прицела снайперской винтовки, пересекают две тонкие линии. Чтобы запечатлеть небесное тело, его надо посадить в самый центр креста. Каждый, кто снимал, знает, что чем хуже освещение, тем дольше выдержка. В астрономической «фотостудии» один кадр экспонируют часами, а то и всю ночь напролет. И все это время астроном должен держать свою звезду точно в «яблочке», иначе портрет выйдет нерезким, смажется. Однако к концу сеанса глаз «немеет» от усталости, и точность прицела падает. Под куполом, в амбразуру которого глядит телескоп, температура всегда такая же, как снаружи: зимой холодно, летом жарко. И то и другое тяжело переносить человеку, который часами вынужден сидеть неподвижно. Но даже самый выносливый наблюдатель оказывается бессильным, когда надо сфотографировать особо тонкие астрономические эффекты. Проведение новейших исследований выставляет крайне жесткие требования к точности слежения, или, выражаясь по-научному, — гидировапия. Погрешности наводки не должны превышать размеров зерна фотоэмульсии, то есть 15-тысячпых долей миллиметра. Тут уж глаз и рука — топорные инструменты. Кто же тогда может быть наводчиком?



 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Поиск


Сейчас 31 гостей и 5 пользователей онлайн





Забыли данные входа на сайт?